Главная
Форум
Беседка
Отчеты
Новые тексты
Архив фотографий
Музыка
Видео
Почтовый сервер
Проект — Черная метка
Прочее...
 

Отчеты — Отчет о Хохляндии из Саратова. Выезд 17-18.02.2005 года.

НАЧАЛО.
Для нас все до последнего дня оставалось под вопросом. Суета одолевала со всех сторон, на чаше весов всем многочисленным, в основном бытовым, доводам «против» противостоял только один «за»: «увидеть наконец-то после полугодовой разлуки своих друзей и единомышленников и почувствовать, что мы «вместе в этой теме». Знаковым оставался тот факт, что выезд намечался в Хохляндию, а предыдущий выезд в Киев оставил более чем положительные впечатления. Также хотелось собственными глазами, без давления средств массовой «дезинформации» оценить возможные перемены в жизни и настроениях народа «самостийной Украины».
Оставив любимое чадо на временное попечение Ангелу-Хранителю и ворчащим бабушкам, не понимающим «сколько же можно ездить за этим пенсионером», мы недружелюбной февральской ночью двинулись в путь. Прямых поездов до Харькова из «столицы Поволжья» не ходит, поэтому дорога лежала через славную столицу нашей Родины. Пообщавшись с Москвой в метро (времени между поездами было в обрез), мы добрались до Курского вокзала. Побродив часок по его неживописным окрестностям, пошли к поезду. При этом нас начали «терзать смутные сомнения» что повторяется VIP – выезд «Волгоград – 2002», где из всего выездного моба присутствовали мы в 2 лица.
И уже буквально за 10 минут до отправления мы напоролись на внушительную фигуру Ген – Мл. с дамой, а затем подоспел Г-н, прихвативший на выезд в качестве «нагрузки» сломанную руку и недолеченное воспаление легких. Уже в поезде подтянулась московская молодежь и как всегда буквально ниоткуда нарисовался фан Сундук (он же фан Крот и т.д), в состоянии, уже близком к коматозному. Видимо, данное состояние было желанной целью для многих, поэтому пустой посуды к утру поднакопилось. В общем, тем для обсуждения в дороге было много, сон подкрался незаметно. Разбудила где-то после Белгорода родная таможня, потом пожаловала с «хлебом-солью» таможня хохляцкая. Пан Ющенко с горилкой и салом на вокзале нас не встречал, поэтому, подивившись такому негостеприимству, мы пошли в ближайший обменник, дабы поменять рубли на хохлогульдены и купить билеты до Донецка и пресловутые горилку и сало, зажатые оранжевым дерьмократом.


ХАРЬКОВ.
ГОРОД.
До прибытия питерского поезда оставалось около 2-х часов, которые мы с успехом «проели». Аппетит был хороший, поэтому прибытие питерских мы «проели» тоже. В результате встречали уже нас. Первым в поле зрения очутился Ф-ц (он же фан Борода), остальные ждали у вокзала. Фан Е-ма уже успел облачиться в красно-черно-имперскую тогу, из-за благородного вида которой в Самаре получил от вокзального бомжа почетный титул «Дон Гуана». Знамя было одето прямо на рюкзак, в результате чего он был наречен фаном Черепахой. После небольшой вокзальной фотосессии под февральским дождем мы решили ознакомиться с местным метро. При этом часть народа (Ген-мл., Смазливый, Костян, Гл-б, Д-ня, Фр-ц, Н-ня, Бл-да и т.д) одолеваемая вопросом «а не пора ли нам подкрепиться?» пошла искать достойную пищу своему неизбалованному фанатскому желудку. Остальные (Л-ха, Г-н, Е-ма, Жук и т.д), подстрекаемые желанием прикупить пару местных роз «на добрую память», отправились на харьковский стадион. Там нас ждало полное разочарование – стадион есть, а ФК нет - что уж говорить о сувенирах с символикой. Немного помесив мокрый снег и окончательно промочив ноги, решили поехать в исторический центр города, а затем засесть в кафе до вечера.
Несчастные обыватели, севшие в трамвай этим днем, никак не рассчитывали встретить стихийное бедствие в виде фана Е-мы, окончательно помешавшегося на «ридной украинской мове». Помешательство, начавшееся еще в поезде «Питер – Харьков» к обеду перешло в стадию буйного. Симптомы его выражались следующим образом:
1. Постоянное декламирование фраз в различных комбинациях и с неожиданным продолжением:
а) «О, шо це случилося? Це ж мой болт зачесалося!»
б) «Да я ж ничего не бачу на вашей москальской мове!»
в) «Курение шкодит вашему здоровью».
2. Дикие танцы, отдаленно напоминающие гопак африканского жирафа (кстати единственный полудохлый экспонат в харьковском зоопарке).
Одна сердобольная пожилая хохлушка, проникшаяся хрупкой конституцией Е-мы, сказала: «Шо ж ты усе пьешь и пьешь? Худенький какой, тебе ж кушать надо!». Фан Блокадная саранча объяснил потребление пива поправкой здоровья, что звучало не особо убедительно. Заботливая «старина» проводила нас до центра города, устроив даже что-то вроде пешей экскурсии, за что ей было сказано большое спасибо.
Дальше наш путь лежал в Свято-Покровский мужской монастырь, во дворе которого находится Харьковская духовная семинария. Мы посетили открытый в то время суток прекрасный Крестовоздвиженский храм. Заказав молебен о здравии путешествующих раб Божиих и помолившись, мы оставили свои подписи против передачи святыни хищным греко-католикам. Окрыленные очередным политическим переделом, они продолжают уже цинично и неприктрыто присваивать всеми правдами и неправдами духовные сокровища Православия.
Немного подкрепившись, мы уже втроем (Л-ха, Е-ма и я) решили дойти до кафедрального собора Харькова – Благовещенского. Величественно-строгий трехалтарный храм из красно-белого кирпича, построенный в византийских традициях, поражает не только своими размерами. Внутреннее убранство храма, со старинными фресками и высокими расписными сводами, не менее прекрасно. Но главное богатство храма – мощи Святителя Афанасия (Сидящего), Патриарха Константинопольского, перед которыми в наше посещение читали акафист.

КОНЦЕРТ.
Народ забился у зала в 17.00, но к тому времени к служебке подтянулась только часть. Вокруг сновали «гарные хлопцы» из охраны, причем их шкафообразные габариты и слова «нам все равно кого бить» не сулили деликатного обращения. Но неожиданно вышел главный «хлопэц» из «службы безпеки» и произнес примерно следующее: «Мы знаем, что вы буйные ребята, любите отрываться…Так вот, давайте договоримся…вы не мешаете нам, мы не мешаем вам…и все будет нормально…» Действительно, слово он свое сдержал…проблем с охраной за все время концерта практически не было. Атмосфера была настолько душевной, что Е-ма даже сподобился подарить им пару «Солнцеворотов», а меня пробило на сентиментальное спасибо за то, «что хорошо нас встретили». Впечатление это, по последующему обмену впечатлениями, было общим.
Сам концерт начался с «Шабаша» и других старых песен, лично мной заново переосмысленных. Тема, бездумно забытая и беспечно похороненная многими, напористым набатом голосила в «Зверях». «Антихрист» напомнил о главном Звере, которого уже отстрелом не вылечить, соблазнившего своих мелких шавок, «нечисть в комуфляже без лица и глаз» «именем аллаха убивать детей». В «Повелителе блох» обличительная нота приобрела еще более жесткое звучание: «а теперь легли под Повелителя блох!», куда уж круче?
«Инок, воин и шут», «Небо славян» особенно естественно пронеслись по Славянской Земле настойчивым, очевидно необходимым призывом к объединению.
«Мое поколение», «Смутные дни», «Компромисс» в свете последних событий на Украине были более чем в тему, впрочем, вопрос: «с кем ты?» – зерно всех песен К.К.
Классические «Дурак и солнце», «Спокойная ночь» и «Красное на черном» лишний раз подтвердили, что мы на «старой доброй» Алисе и что при постоянном творческом поиске ее коллектива есть нечто, не подверженное смене концертных программ.
«Изгой», с болью кричащий «о том, как казнили Любовь», дает понять, почему новый альбом так назван. Тему «один на земле» продолжили «Моя война», «Рок-н-ролл крест» и «Звезда по имени Рок».
Песни, задевающие с первых аккордов глубинные струны моей души - «Званые» и «Солнце – Иерусалим», благовестом полились по залу. Немного удивило забытое благословление «званых от смерти на века» иерейским крестом со сцены. А вот при исполнении «Солнца…» на сцену смотреть как-то не пришлось – все больше хотелось минуя потолок в небо, хотя на одном куплете более честно было бы от стыда провалиться сквозь землю.
На бис я все-таки ждала «Крещения», но, как выяснилось позже, ни настроение, ни технические возможности не позволяли его исполнить.
Зато последней песней все местное население было приведено в буйный восторг, слова «мы вместе» были слышны даже при уже включенном свете, причем декламировались они в явно неадекватном состоянии. Пафос одного «фена» дошел до того, что он в полупустом зале перед охранниками (неблагодарная оказалась публика) исполнял «Мы вместе» в стиле рэп, активно жестикулируя и приседая. Местные «фены», кстати, достойны отдельного упоминания. Меня лично не порадовал плотный лысун в джинсовке с фотоаппаратом, выкидывавший пьяные коленца в непосредственной близости к сцене, слова «чего уставился, лысый козел, зенки-полтинники?» он явно не отнес на свой счет, а жаль…Еще один молодой человек с оголенным торсом, неоднократно нами отодвигаемый, все-таки практически сел на батюшку в гражданском в первом ряду, пришедшего на концерт вместе с маленькой дочкой. Батюшка, правда, отнесся к этому с пониманием и тихо отошел в более безопасное место.
В общем же, как было отмечено выше, впечатления о концерте остались самые радостные.

После концерта нам (Е-ме, Л-хе и мне) торопиться было некуда, т.к. поезд был только в 2.50, у всех остальных же – в 23.15. Поэтому неторопясь «табор двинулся прочь от насиженных мест», по пути подбирая своих на пути к вокзалу. Проводив всех ранее отбывших (включая Жука, Рыжего и Андрея, возвращавшихся в Мск), мы решили заглянуть в душ. При этом Е-ме и Л-хе посчастливилось посетить женский душ, т.к. в мужском они не прошли фейс-контроль. На этом острые ощущения харьковской ночи не закончились, т.к. встреченные белгородские «фены» провалили попытку доказать нам, что «после 97-го года на Алисе не стало «движухи». Пришлось обосновать от противного. Завершился экстрим уже в поезде, после разговора о санитарных нормах «тет-а-тет» с ментами (20 гривен), схвативших Л-ху за «вещдок» в тамбуре.

ДОНЕЦК.
ГОРОД.
Этот шахтерский город уже с вокзала выглядит живым оплотом соцреализма. Не успев оценить преимущества барачной архитектуры, мы засели в вокзальном кафе с Гл-м, Фр-м, Л-хой, Е-мой и Д-ей. Сообразив «че-тА пА снАбжению» в хохло-мексиканском баре, отыскав дальнего предка Е-мы среди шерифов Дикого запада и поглумившись над тем, как фан Ф-ц планомерно сворачивает по инструкции буритос, мы двинулись к залу. Встречал нас фан Иосиф (Кобзон), почтительно застывший в металле перед почетными суппортерами. Мы даже согласились с ним сфоткаться, после чего от восторга под ногами чугунного чурбана вспучилась земля.
Немного расстроили цены на «купоны» (по 90 хохлогульденов), но Е-ма позвонил Ослику и он обещал что-нибудь придумать. На трамвае доехали до центра Донецка – площади имени «старины Вольдемара» (он же и фан Картавый и Вова Ленин). Тут же неподалеку все желающие приобрели розы «Шахтера» и прочую мелочь с клубной символикой. Вполне удовлетворенные, мы заглянули в кафе «Гуси-лебеди» в хохляцком стиле с мегауслужливыми официантами в красно-черных рубахах. Почистив «на халву» ботинки до боли в глазах механической щеткой (дольше всех марафетился Е-ма), «дикие нецивилизованные» фаны пошли обедать в бистро, т.к. в «Гусях» по ценам только пили. Отдохнув и приведя Д-ню в чувство, мы двинулись к залу – ДК «Юность».

КОНЦЕРТ.
Проходки пробили по 40 гривен на человека (входной билет), причем при входе, что несказанно удивило, не было ни малейшей попытки нас обыскать. Около 3-го ряда в проходах почему-то появились (такого я еще не видела!) ведра «для тушения фаеров», заботливо принесенные Службой спасения. Правда ни охрана, ни администратор не были в курсе наших ближайших пиротехнических планов, поэтому сюрприз оказался настоящим. С первыми аккордами из проходов нас начали тромбовать вверх, но сделать это было сложнее, чем остановить испанскую корриду.
Вопрос «палить или не палить?» был однозначно решен еще до концерта (хотя предупредительные хохлы настойчиво развесили агиттаблички «не палити!» по всему городу), поэтому все томились в ожидании «Зверей». Но настал долгожданный миг - слова «зверя лечит только отстрел!» растворились в хлопках и дыме. Расцветшее алое зарево полыхало в такт музыке, местные шокированные меломаны пытались даже аплодировать поразившему их зрелищу. Да, фаер-шоу действительно удалось в лучших традициях…Правда после увлеченного «танца с факелами» смешно выглядела приземленная технико-бытовая сторона: тушение обгоревших огрызков в ведре и на ковре, который так и не убрали, несмотря на наши просьбы. Попрыгать на «останках былой роскоши» выбежала даже взбешенная администраторша, притаптывавшая последние искры остроносыми туфельками («Это вам не лезгинка!»).
При первых попытках прорыва к сцене «доблестная стража» «пошла в народ», надеясь выдернуть в толпе кого-то из наших (наивные!). «Темный народ», как всегда, не оценил назидательности «палочной дисциплины» и серые рюхи из охраны затерялись где-то под ногами выездных мамонтов. Особенно сочувствую менту, погребенному при падении под внушительными габаритами Ген-мл, хотя остальные тоже почувствовали все прелести близкого боя. Когда махач достиг центра зала, концерт, естественно, был остановлен. К.К предложил «разрешить почтенной публике отдыхать так, как ей нравиться».
Дальше все пошло своим чередом: невменяемые от долгожданного приезда Алисы местные (донецкие, севастопольские, киевские, харьковские и др.) фены, недовольные физиономии в зале, знакомые флаги и лица рядом. Все бы так и продолжалось, но Н-не, проспавшей тему на «Зверях», как шило в мешке, не давал покоя заначенный огонек. Отказать этой очаровательной даме никто не смог, поэтому Н-ня запалила в одно лицо по-королевски. После этого несчастная перевозбужденная администраторша, до этого курсировавшая с диким выражением лица то в зале, то за кулисами (бедный фан Б-в!), выбежала на сцену и дрожащим голосом произнесла «ультиматум»: «Если это безобразие сейчас же не прекратится, концерт будет остановлен! Сейчас же отойдите все на 5 шагов от сцены!» К.К не был столь категоричен, лишь попросив местных фенов не влезать на сцену и напомнив, что зал-то маленький и не хотелось бы подпалить друг друга.
Несколько последующих песен для меня обошлись без происшествий. Потом подошел гоблинообразный тип и «сообщил пока по-хорошему», что его «боссу» за нами не видно. Угрозы действия не возымели, и тогда сзади в ноги полетели бутылки (хорошо пластиковые), зажигалки и прочий подвернувшийся мусор. Обернувшись и увидев «пахана с пацанами» с искаженными нервной гримасой «лицами», я поняла, что в следующий раз за отсутствием бутылки в меня может полететь и «колюще-режущий» предмет. Решив, что на «Званых» я все равно встану, почувствовала привычный перцовый «аромат» - кто-то брызнул баллоном. Едва отдышавшись, услышала, что «надо уходить». Зацепила с собой, кого могла, и мы вышли в холл. Взяв одежду в затуманенном от дыма фаеров гардеробе, двинулись на улицу вместе с Ген-мл, Л-хой и Блокадой, попутно выяснив, что уходить пришлось из-за невнятных слухов о вызове консула и предстоявшем шмоне «граждан РФ».
Уже пожалев об опрометчивом решении, двинулись к кафе «Спартак», потом, решив разделиться, на вокзал. Проторчав в «Картопляной хате» до закрытия с Л-ой, Д-ей и Гл-м, переместились на вокзал. Ловить там было нечего, поэтому торчали в зале ожидания, боясь прозевать в полусне прибытие поезда. Поезд, кстати опоздал, поэтому, как только он появился, порядком уже замерзший, потрепаный и подуставший моб оперативно загрузился в вагоны.

ПОСЛЕСЛОВИЕ.
Дорога обратно была веселой. Перед сном пришлось переместить отрубившегося Д-ню с верхней полки на нижнюю, т.к. он собирался шлепнуться в проход и тем самым окончательно расстроить бабусю-соседку, до этого предложившую нам 1000 и 1 рецепт переработки носков из оружия массового поражения в нечто более безопасное. Сутки в поезде «Мариуполь-Питер» пролетели незаметно - путь на Родину всегда короче кажется, особенно в приятной компании. Особо хочется отметить:
1. Соскучившегося по ракообразным Ф-ца (он же Юрец Пивораки), с которым мы долго потом еще зависали в вагоне-ресторане (вместе с Л-хой и Блокадой).
2. Фана–иеговиста (женского пола), бесцеремонно встрявшую в наш разговор. Попытки доказать нам, что фанатеть от Иисуса гораздо круче, чем от Алисы, были прекращены после того, как ей разъяснили, что это Алиса - это не культ и не вера. Правда она продолжала некоторое время нести оккультный бред, называя себя « тоже православной» и подменяя понятия, пока ей не дали понять, что сектантскую чушь никто не желает слышать.
А дальше была Москва, вписка, провожавшие Марчелла и дядя Вова, поезд до Саратова. Вид постоянно жующих упитанных телес в фирменных вагонах резко контрастировал с привычным за 5 дней братским окружением. Такой культ мамоны мог бы ввести в уныние, если бы не растущее желание обнять свою дочь и теплая надежда на новую встречу. У кого-то впереди еще Мск, Калуга и Дальний Восток (безумный фан Е-ма), а у меня – подготовка к вскоре предстоящему самому ответственному 7-ми недельному «выезду в себя».

Спасибо всем за выезд!

© 2005 Алена Л., Саратов. 24.02.2005г.

 
 
©2000-2019 SunStyle.ru — продвижение сайтов. Использование материалов только с прямой ссылкой на сайт.
Реклама:
Купить экскаватор CASE Пермь ; Надежный сервис abs-kursk.ru Авито ремонт стиральных машин . Починят за день!